Музей сельского хозяйства

IV курс ЛИГИ. 1927-1928 г.г. 6 архитектурный проект. Музейный фонд ЛИГИ.

Проект Музея сельского хозяйства – первый проект, который сам И.Г. Явейн позднее никогда не рассматривал как учебный. По существу, это его первая программная работа конструктивистского периода. В ней уже уверенно и ясно обозначаются те черты, которые пройдут через разные периоды его творчества и господствующие в те или иные времена установки и стили.

В этой по-молодому свежей работе уже явно ощутимы отличия подхода И.Г. Явейна от классических образцов конструктивизма – функционализма 1920-х гг. Здесь нет композиции в смысле скомпонованности отдельных частей, нет их расчленений и соединений. Есть непрерывная текущая форма. Все элементы – окна, стены, лестницы и т. д. – это выпуклости, вогнутости, массивности единого организма. Все здесь – сплошной переход, тектоническое перетекание. Нет ни одного разрыва. При всем том разнонаправленные движения уравновешены, конфигурации просты. Каждый элемент четко очерчен. Сочленения прямоугольны. Экспрессивность возникает лишь за счет непрерывности. В ранних работах И.Г. Явейна геометрический пуризм и архитектурный экспрессионизм легко переходят друг в друга. В чертежах и рисунках Музея сельского хозяйства – это даже разные точки зрения на один и тот же объект.

У значительной части русского и европейского авангарда динамизм форм основывается на сдвигах, сломах, разворачивании плоскостей объемов в пространстве. Явейн ценил и любил многие из этих работ, однако в своем творчестве он не следовал этой традиции. Ему ближе был принцип непрерывности, также являющийся альтернативой языку классических ордеров с их подробно разработанным расчленением целого на части, части на элементы. В жертву абсолютному единству как бы приносится самостоятельность частей. В этом отношении И.Г. Явейн, так много внимания уделявший разработке разнообразных функциональных схем, внутренне противостоит (скорее всего интуитивно) функциональному методу проектирования. Именно в наиболее конструктивистских его проектах такое противостояние особенно ощутимо.

В функционализме различные функции частей, корпусов, зон, элементов выражены в различиях их архитектурных решений. Характер их компоновки и связи между ними провоцируют образ целого. Первичны здесь разделения, зонирования, части. Целое возникает как композиция относительно автономных частей. У И.Г. Явейна же самостоятельность функциональных частей подчинена общей логике развития целого, основной задаче (мы бы даже сказали – сверхзадаче) проекта. Целое – это не композиция, а некий организм, оно не компонуется, а (в предельном случае) как бы выращивается.

Несколькими годами позднее А. А. Веснин назвал И.Г. Явейна «талантливым архитектором, углублённо работающим над созданием новой органической архитектуры». Сам И.Г. Явейн никогда не говорил о своей архитектуре как об органической. Но когда он обращался к истории архитектуры, то выделял органические стили – в первую очередь готику и особенно Византию и древнерусское зодчество. В конкретных описаниях он даже намечал логический предел идеи органичности: это когда «план, разрез, интерьер, фасад – одно целое».

Посмотреть всеСкрыть